Далекие путешествия

Роберт Аллан Монро — необычайно одаренный человек. Он обладает той способностью к многогранному исследованию и восприятию явлений, которая служит признаком яркой личности.

Роберт Монро родился в семье профессора колледжа и доктора медицины. Он изучал технику и журналистику в Университете штата Огайо, получил ученую степень, а затем занялся радиовещанием, стал сценаристом и режиссером различных программ. В 1939 году он перебрался в Нью-Йорк и на протяжении последующих двадцати лет был создателем и продюсером более 400 радио- и телепрограмм сетевого вещания. Помимо режиссуры и разработки сценариев, он сам писал для своих программ оркестровую музыку; многие из этих мелодий и сейчас можно услышать с теле- и киноэкранов.

Первой радиопрограммой Роберта Монро был "Роки Гордон" — сериал о приключениях на железной дороге, на несколько лет опередивший знаменитую программу Лоуэлла Томаса "Амос и Энди", транслировавшуюся на NBC. Помимо этой программы, Роберт Монро создал и стал продюсером программ "Захватывающие приключения" (Джордж Сандерс), "Ночной кошмар" (Питер Лорр), "Звездный театр" (Маделин Кэрролл), "Взлет" (Боб Рипли), "Пробы в Метро-Голдвин-Майер", а также комических шоу "Угадай число" и "Найди себе пару".

После недолгой работы в компании "Донахью и Коу Эдвертайзинг" он основал "Роберт Монро Продакшнз"; в период расцвета эта компания создавала за неделю до двадцати восьми радиошоу. Позже он стал вице-президентом и директором "Мъюшуэл Броудкастинг Систем" и оставался на этой должности до середины 1956 года, после чего стал президентом "Лаури Эссошиэйтс" и, одновременно, владельцем и руководителем сети радиостанций в Северной Калифорнии и Вирджинии. Кроме того, он основал "Джефферсон Кэйбл Корпорейшн", стал ее президентом и руководил созданием и работой систем кабельного телевидения в Шарлоттсвилле и Вейнсборо, штат Вирджиния. Этот пост он занимал вплоть до апреля 1976 года.

Основным хобби господина Монро в недавние годы было изучение и исследование практических методов ускоренного обучения с помощью расширенных состояний сознания. Чтобы придать этому занятию больший размах, он основал в 1973 году Институт прикладных наук (Институт Монро), лаборатории которого находятся в Эфтоне, штат Вирджиния. Поскольку он достаточно долго проводил разнообразные опыты со звуками, вполне естественным продолжением работы стали попытки использовать эти разработки в своих исследованиях. Одним из результатов такой работы стал практический метод погружения человека в состояние расслабленности и сна, запатентованный в 1975 году. Метод основан на системе звуковых импульсов, вызывающих переход деятельности человеческого мозга на соответствующие частоты. Благодаря этой методике обычного человека можно сколько угодно долго удерживать на отдельных стадиях сна любой глубины. Позднейшие разработки Института опирались на те же методики и привели к созданию "стереофонических ритмов", которые вызывают синхронизацию деятельности левого и правого полушарий человеческого мозга. Возникающее при этом уникальное состояние согласованности полушарий мозга получило название "синхронизация деятельности полушарий", или Hemi-Sync. Это открытие также обеспечивает внешний контроль над уровнем деятельности обоих полушарий мозга. Упорядоченная последовательность подаваемых в полушария мозга сигналов, нацеленных на достижение особых состояний, стала замечательным средством получения новых знаний, прежде неизвестных приложений человеческой мысли. Наряду с другими организациями. Институт Монро (сейчас он находится в округе Нельсон штата Вирджиния) изучает потенциальные возможности применения таких методов во всех сферах общественной деятельности и личной жизни человека.

Будучи исполнительным директором и основателем Института, господин Монро до сих пор играет важную роль в работе этой научно-образовательной организации. Он является автором книги "Путешествия вне тела" (Doubleday & Company, inc., 1971; Anchor Press edition, 1977), переведенной на многие языки мира. Сейчас семья Роберта Монро живет на ферме в округе Нельсон, штат Вирджиния, неподалеку от Института.


10. НОВЫЙ ДРУГ

 

Местное время: ночь, 3 часа 5 минут... тело отдохнувшее, расслабленное... ощущение тепла... мягкий, но настойчивый сигнал... знакомая метка... чувствую себя довольно хорошо, глубокий вдох, выдох, отделение, отцепление, вниз и в сторону, затем вверх... покинул материальное тело, поднялся чуть выше, выкатился, отделился от второго тела, оставил его на орбите... полностью освободился... настраиваюсь на метку Разумника... вышел из фазы физического мира, перемещаюсь... привычный несложный процесс... быстро прохожу плотные внутренние кольца... должен же быть какой-то способ разбудить их всех сразу — будет на что посмотреть!.. даже отдаленно не напоминает ад... пока не хочешь смириться с тем, что ты уже не в физическом мире, остаешься мертвым, по-настоящему мертвым — но по-прежнему живым... продолжаю выходить из фазы, к центру основного кольца, которое раньше называл Второй Зоной... какое преуменьшение, искажение... во всяком случае, они уже начали понимать и вспоминать... призрачные фигуры... они начинают светиться, когда на них сосредоточиваешься... здесь были мой отец, доктор Гордон, Агню... дальше из фазы, по спирали, едва касаясь последнего внешнего кольца...

Меня кто-то схватил! Сохранять спокойствие, хладнокровие, это всегда помогало... такое и прежде случалось, но не так далеко, не на самом краю... нет смысла разворачиваться и возвращаться в физическое... не двигаюсь, замер на месте... меня отпускают, хватка слабеет... совершенно иное строение энергии, однако она разумна... да, должна функционировать в полосе "М"... похоже, все-таки нет...

(Прости, не хотел тебя толкнуть). — Форма раскрылась, завибрировала. — (Твоя метка очень похожа на другую, мне показалось, что ты — это он).

Читать полностью...
11. СПАСАТЕЛЬНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

Время: ночь, 3 часа 55 минут... бодрствование, состояние совершенно обычное за исключением того, что в это сознание проник сигнал метки Разумников... провел традиционное "выкатывание"... сигнал по-прежнему сильный... поднялся и сместился в сторону, сквозь кольца, мимо Промежуточной Зоны... остановился. Точнее, меня остановили. Чувствую утомленность, раньше ее не замечал. Сигнал пропал, — значит, я на месте. ОНИ тоже. Всепоглощающее ощущение сердечности, дружелюбия, чего-то большего.

(Господин Монро...).

Когда разговор начинается с такого обращения, невозможно предсказать, что будет дальше: работа, игра (если между ними вообще есть разница) или что-то третье. На этот раз оказалось именно "нечто третье".

(Нужна настройка, уравновешивание).

Я широко раскрылся.

Читать полностью...
12. ПОКАЗАНИЯ С ЧУЖИХ СЛОВ

Время: точно не отмечено, ночь... Прошел привычные процедуру отцепления, не чувствую никакого сигнала... не знаю, что выбрать... решил попробовать вернуться к ВВ самостоятельно... метка: ВВ из КТ-95... метод вытягивания... миновал кольца без приключений, вошел в разреженную дымку Промежуточной Зоны... застыл на месте, стараясь воспринять ВВ, метка казалась размытой... восприятие было весьма неожиданным... выяснилось, что он находится прямо подо мной — полностью закрытый и тусклый, не удивительно, что я не смог найти его сразу.

Я раскрылся и завибрировал (Привет, ВВ, я вернулся).

ВВ приоткрылся и засветился (Наконец-то! Я боялся, что ты уже не появишься. Застрял в своем человеческом теле?).

Я слегка закружился (Да, иногда такое случается). Он него не исходило ничего, связанного с АА, и я решил не задавать вопросов на эту тему, пока ВВ сам не заведет разговор. Достаточно болезненный для него посыл, к тому же я прекрасно знал, что не могу дать ВВ тот ответ, которого он ждет. Если ответ вообще существует. Чтобы не возникло неприятной паузы, я вытянулся, исполнил пару-тройку кувырков и остановился с довольным видом.

(Что это?), — изогнулся ВВ.

(Так, просто разминаюсь).

Читать полностью...
13. ШОКОВАЯ ТЕРАПИЯ

Чтобы свыкнуться с посылом о Хмеле, понадобилось несколько месяцев. Впрочем, "свыкнуться" — не самое удачное слово для описания последовательной смены потрясения, отрицания, злости, уныния, покорности и смирения. Примечательно, что этот ряд довольно точно соответствует уже замеченным и изученным реакциям людей, которым сообщили о смертельной болезни или безнадежности раны.

Во мне действительно что-то умирало. Я уже давно понял, что Бог моего детства просто не существует, — во всяком случае, не в том облике, который навязывается нашей культурой. С другой стороны, я очень глубоко осознал принцип создателей и сотворения. Для этого достаточно было оглянуться по сторонам, заметить утонченную и изысканную упорядоченность окружающего мира, то сосуществование, благодаря которому продолжается жизнь... деревья, растущие строго вертикально, если только у них есть такая возможность, — деревья, дающие мне и всем остальным необходимый для дыхания кислород... и мы, которые, как выяснилось совсем недавно, возвращаем деревьям продукт своей жизнедеятельности, не менее необходимый для их собственного существования... равновесие целой планеты, окруженной фильтрующими слоями энергии... слоями, пропускающими солнечный свет лишь в том количестве и качестве, какие необходимы для биологического роста... и, разумеется, согласованность пищевых цепочек.

Посыл о Хмеле прекрасно объяснил эту гармонию. Самое главное, он описал цель, смысл, причину этого, растолковал все "почему". Этот вопрос долго ускользал от моего сознания, но ответ о Хмеле оказался простым и очевидным. Смысл действительно был, хотя и весьма прозаический. Просто-напросто мы производили Кое-что Ценное. Хмель. Когда наконец-то прорываешься сквозь многочисленные эмоциональные преграды, в этой общей картине по-прежнему трудно найти уязвимые места. Она объясняет все — и поведение, и историю человека.

Оставался только один вопрос: кто такие Разумники?

Читать полностью...
14. ОДИН ПРОСТОЙ УРОК

Время: ночь, 3 часа 40 минут... бодрый, отдохнувший, расслабленный... отцепился, легко покинул материальное тело, тут же выскользнул из второго. Подождал сигнала. Его не было, и я расслабился, предоставил все своей полной личности. Привычное мелькание, движение не очень быстрое. Ощутил неподалеку метку ВВ. Сейчас восприятие было совершенно иным: ВВ крепко закрылся, стал очень тусклым. Тонкая внешняя дымка Промежуточной Зоны делала его метку еще менее различимой.

Я решил вести себя как ни в чем не бывало и разгладился (Эй, старик, как дела?).

ВВ приоткрылся (А, привет. Роб).

(А я думал, что ты уже делаешь скачки к своему КТ-95).

Он еще больше потускнел (Да, конечно...).

Я мягко разгладился (Я могу чем-нибудь помочь?).

(Нет... в общем, нет). — Он снова начал закрываться. — (Я просто побуду здесь еще немного).

Читать полностью...
1 2 3 4 5